Сбор зерновых в России обложили жуткой бюрократией: урожай под угрозой

С 1 июля фермеры должны будут взвешивать каждый килограмм и передавать данные онлайн

Битва за урожай в этом году будет проходить по новым правилам. С 1 июля в России вводится строгая отчетность по намолоченным зерновым. Теперь каждый колосок пшеницы или ячменя должен учитываться на весовой и в режиме реального времени передан в аграрное ведомство. Делается это, в частности, для того, чтобы не допустить приписок и махинаций. Но для хлеборобов требование грозит обернуться немалой головной болью и прямыми потерями времени и денег.

Фото: Алексей Меринов

Новая система отчетности о сборе урожая зерновых культур предусматривает, что каждый килограмм злаковых должен быть учтен в статистике и в режиме онлайн передан в Минсельхоз. Иначе производителю грозит суровая административная ответственность в виде штрафа.

По задумке ведомства, эта операция совсем ничего не будет стоить и займет у крестьянина считанные минуты. В специально созданном приложении в интернете нужно просто нажать кнопку на компьютере и отослать данные по весу обмолоченных хлебов.

Однако гладко все это выглядит только на бумаге. В реальной жизни для того, чтобы отправить месседж, обмолоченные зерновые нужно взвесить. А вот этого чиновники не учли. У средних и мелких сельхозпроизводителей нет весов и вообще, такие объекты имеются даже не на всех крупных агропредприятиях.

— Как же вы раньше отчитывались и знали, сколько намолотили хлебов? – спрашиваю знакомого фермера из Ростовской области.  

— Комбайн скашивает поле и зерно поступает в бункер, — отвечает он. — Они по 5 тонн. Количество собранных за жатву бункеров относительно точно показывало мои намолоты. Кроме того, на элеваторе, куда многие фермеры отправляют продукцию на хранение, есть весы. Там все фиксируется. По новым правилам все намолоты должны взвешиваться – и те, которые отвозим на элеватор, и те, что держим в своих зернохранилищах. 

Сегодня такие кадры по телевизору не показывают. Сельское хозяйство вообще, и битва за урожай в частности, не в тренде. А схема уборки хлебов в упрощенном варианте выглядит примерно так. В поле зерноуборочный комбайн скашивает и обмолачивает колоски, чистое зерно попадает в бункер-накопитель. Как только он заполнился, подъезжает грузовик и содержимое бункера пересыпается в кузов. Затем комбайн опять идет по полю, а грузовик ждет очередной «порции» груза. Поскольку приемный пункт может находиться за несколько десятков километров от поля, то грузовик, как правило, имеет прицеп, который тоже заполняется зерном. Чтобы лишний раз не гонять машину и экономить топливо. 

Задача отчетности в режиме онлайн заметно усложняется. Производителю нужно найти хозяйство, где есть весовая и договориться, что она будет его обслуживать. Услуга эта, разумеется, платная, стоит 700 рублей. То есть груженый КаМАЗ заезжает на весы — 700 рублей. Потом на весы становится прицеп с зерном — еще 700 рублей, итого 1400. 

Получаем брутто – вес зерна с машиной. Но Минсельхозу необходимо знать нетто – чистый вес груза. На обратном пути, после разгрузки, уже пустой транспорт тоже проезжает через весы – отдельно борт машины и отдельно его прицеп. Только так можно определить нетто. Это еще 1400 рублей. 

Фото: Наталия Губернаторова

Получается, что за одну ходку хлебороб из своего кармана выложит на весовой почти 3 тысячи рублей. Из поля зрения статистов пока выпадает такой момент: сама машина, становясь первый раз на весы, тяжелее, чем становится во второй раз. Ведь пока она ехала на элеватор или на ток хозяйства, сожгла часть горючего.

На весовой скапливается большое количество транспорта и нужно ждать в очереди. Как говорят крестьяне – иногда по несколько часов. Эти несколько часов в поле стоит комбайн, который не скашивает хлеба – грузить зерно ему некуда.

— В жатву, когда нам каждый час дорог, мы должны простаивать на весах. – говорят хлеборобы. — Может пойти дождь и тогда мы в поле вообще не въедем, да и комбайн в дождливую погоду не косит. Уборочная кампания  рискует затянуться на неопределенный срок.

Крестьяне соглашаются с тем, что прежняя отчетность по бункерам не очень точная, допускают погрешность на 5-10% — в сторону увеличения или уменьшения. Но уборочную проводили всегда в сжатые сроки, а сегодня главное собрать урожай, а не оставить его в поле.

Аграрное нововведение мы попросили прокомментировать Игоря Абакумова – кандидата экономических наук, ведущего программы «Сельский час».

— У многих фермеров на юге России есть собственные зернохранилища и они не везут урожай на элеватор, — говорит он. — Зачем платить деньги за хранение? Ждут хорошей цены, чтобы в нужный момент выбросить продукцию на рынок. Государство не знает этих запасов. Они как бы есть, но их как бы и нет. Вот теперь это зерно тоже должно отражаться в статотчетности, а потому, проходить весовой контроль.

Фермеры совершенно не готовы к такому повороту. Им нет смысла занижать урожай, ведь за него они получают от государства субсидии, гранты и дотации. Однако вопрос стоит ребром: все должно пройти через весовую. Кстати, весы, самые простые, стоят 2-2,5 миллиона рублей. Их и нет в продаже в таких количествах. Потом, к ним должен быть весовщик (отдельная ставка) и механик – тоже ставка. Если государство желает контролировать онлайн – пускай оплачивает эти расходы.

— Суммы пока не определены, поговаривают, что первые два месяца штрафовать никого не будут. Но кроме административной ответственности, предусмотрена и уголовная – за искажение государственной статистики. Это уже серьезное деяние. Фермеры, что называется, чешут затылок: это теперь  что – новый закон о трех колосках, который был введен при Сталине? Если не сообщишь или отправишь неправильные данные «загремишь под фанфары»?

Новый порядок должен действовать с 1 июля, но в некоторых южных регионах он уже применяется. В региональных минсельхозах проходят бурные собрания, чиновники объясняют земледельцам «политику партии и правительства».

Только как можно объяснить, что на элеваторе, куда некоторые производители отвозят пшеницу с поля, уже есть весы и зачем ее взвешивать перед заездом на элеватор? Ведь «плечо» может составлять и 10, и 30 километров. Кто будет платить водителю грузовика, простоявшего полдня на весовой? Его зарплата в горячую уборочную кампанию зависит от количества рейсов. Кто оплатит комбайнеру, простоявшему в поле в ожидании грузовой машины?

Желание чиновников «держать руку на пульсе» может дорого стоить темпам уборочной кампании.

Источник www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

8 − 2 =