Путин не раскололся на встрече с президентом Индонезии

Участие российского лидера в G-20 остается под большим вопросом

Визит президента Индонезии, у которого в других обстоятельств было мало шансов привлечь к себе хоть сколько-нибудь заметное внимание, стал настоящей сенсацией. Во-первых, Джоко Видодо оказался первым лидером дальнего зарубежья, посетившим Москву после начала спецоперации на Украине. Во-вторых, он привез Кремлю первое после безуспешных переговоров послание от Владимира Зеленского. И наконец, в-третьих, Видодо по просьбе западных политиков должен был прояснить отнюдь не праздный для многих вопрос: собирается все-таки Путин лично приехать на саммит G20 в Индонезию или нет?

Фото: kremlin.ru

Эта тема бурно обсуждалась на недавнем саммите «семерки». Но к единому мнению участники дискуссии так и не пришли.  А представители российской стороны помогать «коллективному Западу» не  стали, напустив дипломатического туману. Один сказал, что Москва исходит из того, мероприятие состоится в очном формате. И именно с этим расчетом было принято приглашение индонезийцев.  Другой  отметил, что «решение будет принято своевременно».  

Напомним, что в 2014-м году, после присоединения Крыма и первого залпа санкций, Кремль уже стоял перед аналогичной дилеммой. И тогда было принято решение не отказываться от поездки. Тем более, что компромисса в виде удаленного формата в допандемийную эпоху не существовало в принципе. Саммит «большой двадцатки» состоялся в австралийском Брисбене. Путин себя там чувствовал неуютно, практически ни с кем не разговаривал и раньше всех поехал в аэропорт, объяснив досрочный отъезд долгой дорогой и необходимостью поспать хотя несколько  часов перед выходом на работу. В общем, психологически  момент был явно непростой. И захочет ли Путин повторения, действительно, большой вопрос. Однако визит Видодо ясности в него не внес. Президент о своих планах на «двадцатку» публично  ничего не рассказал. Он только поприветствовал председательство Индонезии. И выразил надежду, что России удастся принять участие в подготовке лидерской встречи. Теоретически президента на саммите в Бали может заменить министр иностранных дел Сергей Лавров, российская шерпа в G20 Светлана Лукаш, а в некоторых мероприятиях, типа делового завтрака,  глава Минфина Антон Силуанов или глава Минэкономразвития Максим Решетников.  

Несколько больше конкретики Джоко Видодо услышал по другой важной теме  — о поставках российского продовольствия и удобрений на мировой рынок. Президент Индонезии заметил, что лидеры G7, с которыми он встречался в начале недели, отрицают наличие ограничений: «российское продовольствие и российские удобрения не подвергаются санкциям», сказали ему.  Владимир Путин, отвечая на эти слова, подтвердил, что формально российские поставщики удобрений и продовольствия, действительно, не попали под санкции. «Но под санкции подставили владельцев наших компаний, которые производят удобрения, и даже членов их семей… это затрудняет заключение контрактов, осложнило финансовые операции», — пояснил он.  По словам Путина, на поставки  также влияют ограничения на страхование судов из РФ. «То есть формально не ввели санкции против некоторых продуктов, а создали такие условия, что поставлять их на внешние рынки стало гораздо сложнее»,— добавил президент. Вместе с тем, Путин подчеркнул, что Россия остается верна своим обязательствам. И найдет возможность удовлетворить спрос аграриев  из Индонезии  и «других дружественных стран» на удобрения. В целом, доля России на мировом рынке этой продукции составляет 11%, а по некоторым наименованиям доходит до 20%. «В прошлом году было поставлено 37 млн тонн удобрений», — заявил Путин. Что касается экспорта зерновых, то Россия рассчитывает увеличить поставки с прошлогодних 43 млн тонн до 50 млн. 

На этом фоне, как уже не раз намекал Кремль, проблема украинского зерна выглядит сильно преувеличенной. По словам Путина, сейчас на территории  Украины находится 5 млн тонн зерна — количество, которое «никак не влияет на мировые рынки». А в целом, доля украинского  экспорта зерновых  составляет 0,5% всего производимого в мире продовольствия. Президент объяснил Видодо, что это Киев «заминировал подходы к своим портам, и никто не мешает им разминировать и выводить оттуда суда с зерном». «Мы гарантируем обеспечение безопасности»,— сказал он. Путин также рассказал, что Россия предлагала Украине вывезти зерно через Белоруссию, но это предложение было отвергнуто. Однако есть и другие альтернативные  маршруты — «через Румынию, Дунай, последующее движение по Черному морю, через Польшу, Белоруссию, через порты Азовского моря», перечислил он. Главными виновниками мирового продовольственного кризиса Путин назвал западные страны, которые во время пандемии занимались бесконтрольной эмиссией и накапливанием необеспеченных долгов, что привело к разбалансировке рынков. Джоко Видодо из этих объяснений выделил главное. «Владимир Путин сказал, что гарантирует поставки», — после переговоров заявил он. 

Президент Индонезии также отметил, что вопросы мира являются приоритетом для его страны, поэтому он решил посетить Москву и Киев, чтобы попытаться продвинуть враждующие стороны к «урегулированию конфликта» и «открыть диалог». «Я передал послание Зеленского президенту  Путину и выразил свою готовность  наладить общение между двумя лидерами», — заявил Видодо. Дмитрий Песков сообщил журналистам, что не знает, что предлагает Зеленский — письмо еще не изучили.  Ранее в Кремле говорили, что Киев может остановить спецоперацию в любую минуту: для этого нужен приказ ВСУ сложить оружие и согласие выполнить условия, выдвинутые Россией в ходе весенних  переговоров.

Источник www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

один × три =