Путина заманивают в капкан: калининградский кризис возник не просто так

Кремль хотят отвлечь от Украины, создав новый очаг напряженности

Давненько я не находил себе в полном согласии с генеральным секретарем НАТО — даже касательно предложения, состоящего всего из нескольких слов. Но даже в эпоху после 24 февраля этого года чудеса случаются. «Мир в Европе нельзя воспринимать как должное» — заявил помимо прочего Йенс Столтенберг в интервью испанской газете El Pais. Главный аппаратчик НАТО несколько запоздал со своим мудрым замечанием — эдак месяца на четыре? С одной стороны, да. Одна из главных новостей этих выходных с ленты информационного агентства РИА Новости: «Промзона Северодонецка и аэропорт полностью освобождены». Да, да, я помню, что на Украине идет всего лишь специальная военная операция. Но, согласитесь, на мир все, что происходит сейчас вокруг нас, тоже никак не тянет. О чем же тогда разговор? О том, что ставший уже современной классикой анекдот о временах ковида «разве можно сейчас поверить в то, что тогда мы думали, что у нас серьезные проблемы?» может еще раз превратиться «из сказки в быль».

Можно ли оказаться большим Боррелем, чем сам Боррель? Не напрягайте свою голову: можно. Власти Литвы это уже с успехом (если так можно выразиться, конечно) сделали. Выразив полную поддержку действиям официального Вильнюса, направленным на частичную блокаду Калининградской области, главный дипломат Европейского союза сделал очень важную оговорку: мол, нам надо проверить все наши санкционные директивы и, в случае необходимости, их пересмотреть. «Мы не хотим блокировать движение между Калининградом и Россией, а только предотвращать обход санкций» — заявил Боррель. Корявая формулировка — пусть не в стилистическом, а в политическом смысле. Калининград — это, как известно, тоже Россия. Точно такая же Россия как, например, Москва. И тот факт, что Верховный комиссар ЕС намерен все «перепроверить и, в случае необходимости, пересмотреть», свидетельствует о том, что он понимает, насколько высоки ставки в этой игре.

Блокада движения между Россией и Россией — это, если использовать несколько устаревшие дипломатические выражения, Casus belli, формальный повод для объявления войны. Я чересчур резко и широко трактую ситуацию? Согласен. Но ту же самую претензию с «расширительной трактовкой» можно даже еще с большим основанием предъявить властям Литвы. Я очень не люблю слово «провокация». Оно настолько затерлось от очень частного и (во многих случаях) неоправданного использования, что практически утеряло свой первоначальный смысл. Давайте поэтому для начала вспомним этот смысл. Провокация — вид психологической манипуляции, осуществляемой с целью побуждения кого-либо к определенным  действиям, влекущим для действующих лиц негативные последствия. 

Как бы власти Литвы не ссылались на «директивы ЕС», их действия — классическая провокация. Действие номер один: подбегаем к сидящему в клетке медведю и игриво, но настойчиво тыкаем в него палкой с острым наконечником. Действие номер два: быстро убегаем прочь и радостно наблюдаем со стороны за тем, как медведь ревет от гнева и расшатывает прутья клетки. Но вот в чем незадача: «русский медведь» сейчас не в клетке. Он в данный момент проводит «воспитательные действия» с властями другого государства, которые (в случае, как минимум, двух последних президентов Украины) превратили  свою политику по отношению к Кремлю в одну сплошную провокацию и сейчас платят за это очень серьезную (серьезнее не бывает) политическую цену. 

Спрашивается: чего именно официальный Вильнюс хотел добиться своей провокацией? В свое время я, как мне казалось, достаточно неплохо разбирался в менталитете литовских политиков. Но сегодня я могу лишь строить версии, каждая из которых может быть справедливой (или несправедливой) и сама по себе, и в одном пакете с «соседками». Версия первая. Литовские слуги народа вообще отвыкли по-настоящему напрягать свои головы и несутся куда-то в туманную даль на эмоциональной волне. Версия вторая. В официальном Вильнюсе настолько верят в «волшебную силу» натовского политического и оборонного зонтика, что считают: мы можем творить все что угодно и нам за это ничего не будет. Опасаясь массированного возмездия со стороны США, Москва не осмелится нас тронуть. 

Версия третья — самая зловещая. Власти Литвы осознанно подставляют свою страну под удар, надеясь спровоцировать цепь опасных событий, которые, по их расчетам, в конечном итоге приведут к стратегическому поражению России. Недавно я неофициально поинтересовался у видного западного эксперта: почему политические и военные лидеры в некоторых странах НАТО — например, Польши и Великобритании — вдруг стали призывать сограждан «не бояться войны с Россией». Ведь война НАТО и России — это по определению ядерная война. А ядерная война — это опять же определению гибель всего человечества.

Ответ, который я получил, сводился к следующей мысли. Есть ядерная держава Индия. Есть ядерная держава Пакистан. Эти две державы периодически воюют друг с другом, воздерживаясь при этом от применения ядерного оружия. А раз так, то почему мы считаем невозможной «ограниченную обычную войну между НАТО и Россией без применения ядерного оружия»? Очень надеюсь, что все эти размышления так и останутся теорией, которая не будет опробована на практике. Питая подобные надежды важно, однако, помнить: надежда — это одно, гарантия — совсем другое. Прав все-таки Столтенберг: мир в Европе ( или даже хотя бы такой «мир» как есть сейчас) ни в коем случае нельзя воспринимать как должное.

Источник www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

два × 5 =