Эксперты объяснили слова Путина и Лукашенко о ядерных боезарядах в Белоруссии

Россия сделает точно то, что делают США в Европе

Переговоры президентов Путина и Лукашенко в Санкт-Петербурге завершились сенсационной новостью. Владимир Путин заявил, что Россия передаст на вооружение Белоруссии ракетные комплексы «Искандер-М». Они могут использовать ракеты как в обычном, так и ядерном оснащении. Кроме того, из-за активизации у белорусских границ авиации США и НАТО, включая самолеты-носители ядерного оружия, президент Лукашенко попросил у Путина помощи в дооснащении их самолетов Су-35 под ядерные боезаряды.

Фото: Наталия Губернаторова

Можно ли такое реализовать? Нарушит Россия, идя по такому пути, какие-то международные договоренности по ядерному вооружению? И означает ли это, что в мире появится еще одна ядерная держава – Белоруссия?

Обращаясь в Санкт-Петербурге к Владимиру Путину со своими «ядерными» предложениями, Александр Лукашенко напомнил, как в 1941-м году Европа «убаюкивала» СССР обещаниями о том, что на него никто не собирается нападать. Потом выяснилось, что всё это был обман. Но наша страна оказалась не готовой к нападению на нее. В результате той войны погиб каждый четвертый белорус. По мнению белорусского лидера, сегодня такой ошибки повторять нельзя. Нужно просчитывать любое развитие ситуации.

Как сказал «МК» эксперт в области стратегических вооружений, пожелавший остаться неназванным, поставки Белоруссии «Искандеров» и переоборудование самолетов белорусских ВВС под ядерные носители Россия может организовать так, что не нарушит никаких международных договоренностей.

Эксперт считает, что ракетные комплексы «Искандер» с ядерными боезарядами поставлять непосредственно белорусской армии мы не будем — этого делать пока не требуется.

— Если мы поставим Белоруссии свои «Искандеры» с ядерным оснащением, то это станет прямым нарушением положений Договора о нераспространении ядерного оружия — ДНЯО. Обычно в этом случае в качестве контраргумента можно слышать, что американцы, дескать, хранят свое ядерное оружие в пяти европейских странах на шести авиабазах (в Италии оно имеется на двух базах). Так, почему мы не можем сделать тоже самое? Но здесь следует учитывать одно важное обстоятельство: эти базы хотя и находятся, допустим, в Италии или Германии, но юридически это американские базы. На такой базе находится американские военнослужащие, и только они могут эксплуатировать и использовать это оружие.  И это совсем разные вещи.  Одно дело, когда оружие непосредственно передается какой-то стране, и совсем другое, когда свое оружие его владелец эксплуатирует на территории другой страны.  

Собеседник пояснил, что бельгийские, итальянские, нидерландские или турецкие самолеты, конечно, могут в критический кризисный момент использовать эти ядерные заряды. Однако в мирное время все ядерные бомбы находятся под контролем американцев. Они никому его не передают.

— Я полагаю, что и мы не будем передавать такие боезаряды белорусам, — говорит эксперт. — Думаю, мы договоримся о том, чтобы иметь на территории Белоруссии свою собственную базу хранения ядерных боезарядов. В этом случае это вооружение будут храниться на наших складах и эксплуатироваться российскими военнослужащими. То же самое касается и тактических авиационных бомб. Да белорусские самолеты можно доработать под носители, но сами-то бомбы будут  находиться, охраняться и обслуживаться на наших баз  Тогда это станет симметричным ответом на то, что в Европе делают американцы. Такой вариант я вполне могу допустить.

Что касается авиационных ядерных носителей, которыми Россия могла бы оснастить белорусские ВВС, то по мнению экс-начальника Федерального управления авиационно-космического поиска и спасания, заслуженного военного летчика РФ, кандидата технических наук генерал-майора Владимира Попова, это не составит особого труда для наших специалистов. В свое время генерал Попов командовал полком Су-24, был замом командира дивизии, командовал авиацией погранвойск, и потому знает о чем говорит.

— Дело в том, — поясняет генерал, — что когда мы продаем за границу свои боевые самолеты, способные нести ядерные боезаряды, допустим Су-35 или Су-24, с них снимается «цепь» — специальная электрическая система, которая обеспечивает безопасность включения предохранителей на термоядерных бомбах тактического назначения. Поэтому блоки управления системой ядерного вооружения на таких самолетах отсутствуют. Теперь на ремонтном заводе их надо будет доработать по определенной программе и снова установить на самолёты. Точно так же, как это сделано на самолётах Российской Федерации. Разница там небольшая. 

— Радиус действия у них такой же — остается в пределах 400 км. На самолеты ставится свободно падающие бомбы, так как ракет с ядерными боеприпасами для оперативно-тактической авиации нет. Могут, правда, быть еще корректируемые боеприпасы повышенной точности. Но для чего они нужны, если радиус поражения ядерного боеприпаса несколько сот метров. То есть на такой площади любая цель уничтожается наверняка. Точечно бить по цели не требуется, а промахнуться при таком радиусе поражения не получится.  Радиус поражения у термоядерных боеприпасов очень большой. То есть, чтобы уничтожить цель, самолет вылетает, отбомбился и обратно.

— Чтобы нанести тактический ядерный удар, его нужно подготовить с помощью специальной операции. Для этого существуют тактические приемы боя. Можно провести аналогию с минными полями на земле. Чтобы пошли вперед танковые колоны, сначала надо нейтрализовать мины. Так же примерно и в воздухе. То есть сначала другие средства поражения, включая артиллерию, ракетные войска, наносят удары, уничтожая систему ПВО. Проще говоря, пробивается коридор для пролета авиации. Затем уже к работе приступают авиационные носители тактического ядерного оружия. Но я все-таки надеюсь, что до этого дело не дойдет. Горячие головы на Западе должны остановиться.

Источник www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

десять + 15 =