Зеленский начинает прозревать: официальный Киев понял, что его бросили

Но это ровным счетом ничего не изменит

Заместитель руководителя президентского офиса Зеленского Игорь Жовква сделал заявление в стиле «крик измученной души»: «(Украине говорят, что) вы не члены (НАТО) потому, что мы не хотим вас. НАТО говорит нам, что ничего нам не даст».

На долю секунды мне даже стало как-то обидно за НАТО. Разве можно так говорить, уважаемый Игорь Иванович? Неужели оружие общей стоимостью в миллиарды долларов это, с вашей точки зрения, «ничего»?

Фото: AP

Но потом я вспомнил недавние откровения министра иностранных дел Испании о перспективах присоединения Киева к альянсу («Это не обсуждается. Этого никогда не было на столе переговоров. Не говорится об этом и сейчас»), и меня ударило осознание: Игорь Жовква абсолютно прав. НАТО хочет, чтобы Украина и дальше оставалась там, где она есть сейчас — в роли «гладиатора на арене Колизея», бойца, которого зрители (полноправные члены альянса) всячески подбадривают, но к которому никто не собирается присоединиться.

Отрадно, что в президентской команде Зеленского увидели мир таким, каким он есть на самом деле? Если отрадно, то не очень сильно. Заявление Игорь Жовквы явно сделано с прицелом на то, чтобы пристыдить НАТО (наивный! Он еще не понял, что это в принципе невозможно): мол, мы за вас кровь проливаем! А вы в кустах отсиживаетесь? А ну-ка выходите!

Кроме того, делать какие-то глубокомысленные выводы на основании публичных высказываний руководителей Украины — это, как известно, занятие весьма опасное для собственного психологического здоровья. Отсутствие последовательности и командной игры — это их конек. 

Приблизительно в то же самое время, когда Игорь Жовква исполнял в интервью Bloomberg свой «плач Ярославны», его начальник Владимир Зеленский «напевал» лидерам НАТО несколько иную мелодию: «Я могу сказать, что нам нужно. Нам нужны гарантии безопасности. И вы должны найти Украине место в общем пространстве безопасности».

Опять двадцать пять! Владимир Александрович, проконсультируйтесь, пожалуйста, с заместителем руководителя вашей собственной канцелярии! Он как человек опытный (служба при Януковиче в должности директора департамента Государственного агентства Украины по инвестициям — стопроцентная гарантия богатого жизненного опыта) понял: в НАТО гарантируют безопасность только «своим», и место в «общем пространстве безопасности» тоже предоставляют только «своим». Прошу простить мне неуклюжий юмор. Его источник и причина — острое чувство горечи.

Признание Игоря Жовквы абсолютно ничего не изменит в грядущем ходе событий. Реальная стратегия официального Киева на ближайшие месяцы — это попытка «вернуть временно утраченные территории военным путем» (цитата из заявления коллеги Игоря Жовквы по офису президента Михаила Подоляка). Но это признание лишний раз подчеркивает всю алогичность той цепи событий, которая начала раскручиваться на Украине после победы Майдана. 

Зачем официальный Киев возжелал стать членом НАТО? Если использовать лексику его представителей, затем, чтобы «гарантировать себе безопасность».

К чему реально привели попытки официального Киева прорваться в НАТО? К превращению Украины в зону абсолютной небезопасности.

Не буду скрывать: во время обучения в университете логика принадлежала к числу моих самых нелюбимых учебных дисциплин. Но, похоже, что у тех, кто рулил (и по-прежнему рулит) внешней и внутренней политикой официального Киева начиная с 2014 года, с этим обстоит даже хуже, чем у меня.

Но это так, лирика (или трагика, если быть совсем точным). А вот то, что на Западе принято называть hard facts (неопровержимые факты).

Когда этой весной главный дипломат Европейского союза Жозеп Боррель заявил, что исход конфликта на Украине должен быть решен «на поле боя», в России это вызвало бурю возмущения. Если я правильно припоминаю, то Борреля тогда объявили королем циников.

Но сейчас абсолютно то же самое заявил премьер-министр Бельгии Александер де Кроо: «Я общался с президентом Зеленским, важно продолжать общение с ним. Мы подчеркнули, что (этот конфликт) может быть выигран только на поле боя».

И даже у самых яростных критиков Запада в России это не вызвало особых эмоций. Почему? Потому, что все привыкли, все смирились, все осознали: Боррель сказал пусть невыносимую, пусть очень болезненную, но в то же самое время абсолютную правду.

Не слишком ли я погорячился, обильно использовав в предыдущем предложении формулировку «невыносимая и болезненная правда»? Ведь время все притупляет.

То, что шокировало и поражало четыре месяца тому назад, сегодня воспринимается как норма (или норма в кавычках). Думаю, что все же не погорячился. Помножьте старую правду от Жозепа Борреля на новую (или, вернее, только что осознанную) правду от Игоря Жовквы, и несколько подзабытые эмоции начнут пульсировать с новой силой. Хорошо, что в официальном Киеве хоть иногда, хоть ненадолго «прозревают». Плохо, что это ни на что не влияет.

Источник www.mk.ru

Оставить комментарий

Ваш емайл не будет опубликован.

19 − три =